Требуется горничная в небольшой гостевой дом (4 номера) в р-не Святоникольского собора. Кисловодск: (988)743-53-50                     Требуется менеджер по продаже недвижимости наличие автомобиля обязательно. Обращаться по телефону (928)346-50-36.                     "Дорожное радио - Кисловодск" проводит набор менеджеров по рекламе. Полный социальный пакет. Обучение. Оплата договорная индивидуальная. Запись на собеседование по телефону в Кисловодске: 2-28-20.                     В Кисловодске сдается в аренду помещение по адресу ул. 40 лет Октября, 14. Стоимость 40 000 руб. в месяц + коммунальные услуги. Тел. 8 (87937) 2-28-20.                     В городе Минеральные Воды продается помещение под офис по адресу ул. Пушкина, 31, площадью 91 кв.м., цокольный этаж. Тел. 8 (87937) 2-28-20.


Войти:

Сергей Прокофьев в Кисловодске. 1917 год

By Сергей Прокофьев, документальное повествование в трёх книгах ИГОРЬ ВИШНЕВЕЦКИЙ (14/11/2008) ноября 11, 2017 149 0

Сергей Прокофьев в Кисловодске. 1917 годФакты о пребывании на Водах и, в частности, в Кисловодске 1917 года интереснейших людей своего времени мы находим в различных изданиях. Вот, например, отрывок из трудов Игоря Вишневецкого.

Sergei Prokofiev circa 1918 over Chair BainВ конце июля 1917 года, уже добравшись до Минеральных вод, Прокофьев неожиданно стал объектом пристального интереса очень молодой, но необычайно музыкально и драматически одарённой певицы Нины Кошиц, которой предстоит сыграть исключительную роль в его жизни. Обладая редким по выразительности и голосом, Кошиц как психологический тип была воплощением стихийного начала, равного по силе прокофьевскому, только проявившегося в предельно женственном, магическом и заклинательном, аспекте. У современников она заслужила репутацию «Шаляпина в юбке».

Именно через Кошиц Прокофьеву, уже осознавшему место мужественной, солнечной стихии бурного становления и роста, откроется другая сторона искусства – его власть над чувством, над тонкими областями спиритуального – через заклинание, ритуал и волшбу. Молодая и нетерпеливая Кошиц хотела и поразить композитора властью над ведомой ей, но не до конца ясной ещё Прокофьеву стихией нематериального, и погрузить его самого в неостановимый водоворот.

Сергей Прокофьев в Кисловодске. 1917 год Она пускала в дело все ведомые ей уловки: очаровывала пением, пониманием, разговорами, и даже – в отчаянии – писала на глазах у композитора жалобные открытки его старым друзьям, как вот такая – к Асафьеву – помеченная 31 июля (ст. ст.): «Милый Борис Владимирович, сижу с Прокофьевым в очаровательной цветной дачке… вдвоём! Мысленно прошу небо, чтобы оно внушило ему каплю любви ко мне. Не выходит!» – Прокофьев приписывал сбоку с ехидством: «Капля упала». Проявленное Кошиц желание всего слишком быстро и сразу вызвало настороженность – он отшатнулся.

Через шесть дней Прокофьев писал Асафьеву уже один: «Ессентуки – благодатный край, куда не докатываются волнения и голодовки, где жаркое солнце и яркие звёзды, где спокойно можно инструментовать симфонию, читать Куно Фишера и смотреть в телескоп. Вчера видел Шаляпочку (так он называл Ф. И. Шаляпина), и много говорил с ним о путях оперного развития. Кошку (т. е. Кошиц – И. В.) видел всего два дня, во время которых она задёргала меня до полусмерти. Затем обозвала себя чёртовым веретеном и неожиданно для себя самой выкатилась в Москву…»

К концу лета 1917-го Прокофьев вовсю уже раздумывал над композицией кантаты «Семеро их». 10 августа Бальмонт прочитал ему в Кисловодске, по его же просьбе, текст своего перевода вслух: «Читал он, стараясь подчеркнуть ужас содержания и импрессировать им, но, хоть читает он превосходно, получилось всё же менее потрясающе, чем я задумывал. Однако некоторые особенности его чтения я постарался запомнить, чтобы впоследствии соответственно передать в музыке. Таковы: начало – страшным шёпотом, также ритм и интонации в словах «семеро их», «семеро», «земли они!» <…> По-моему, это одна из самых страшных вещей, которая когда-либо была написана. И недаром она после тысячелетий вышла из-под земли, в виде загадочных клинообразных знаков, чтобы снова зазвучать, и быть может ещё грознее, чем некогда! Бальмонт в трёх своих книгах по-разному излагал её и предложил мне выбрать любой из трёх текстов и даже комбинировать их».

Sergei Prokofiev 04Однако к написанию музыки Прокофьев смог приступить только в сентябре: вернувшись с Северного Кавказа в Петроград и заселившись на прежней даче в Саблине. Но к доработке эскиза кантаты композитор вернулся только в ноябре – приехав из Петрограда, как он думал, на короткое время в Кисловодск, где оставалась мать, уже после большевицкого переворота, когда, как записывает Прокофьев в Дневнике, перемещение на поездах стало невозможным и «по всей России поднялся вой и резня». Справедливости ради, следует отметить, что Прокофьев совсем не собирался засиживаться на кавказских водах, и 31 октября, честно погрузился на поезд, отходивший из Кисловодска в Москву, где он обещал дать 9 ноября сольный концерт как пианист, но во время двухчасовой стоянки в Минеральных Водах решил ознакомиться с текущими газетами и разговорился с начальником только что прибывшего из Москвы поезда, поведавшего «о сражении в Москве и об отвратительных скандалах по всему пути». Это и решило судьбу поездки. Не долго думая, Прокофьев сел на «дачный» поезд обратно до Кисловодска, снова заселился в прежнюю гостиницу и вернулся к привычным занятиям. ….13 декабря эскиз кантаты был окончен.

Он продолжал улучшать произведение до самого начала 1930-х… Прокофьев писал издателю кантаты и её – в будущем – первому исполнителю дирижёру Сергею Кусевицкому 13 декабря 1922 из Этталя: «Я очень горжусь «Семерыми» и считаю, что они произведут гораздо большее впечатление, чем «Скифская сюита», Третий концерт и прочие вещи». А когда исполнение кантаты оказалось отложенным на несколько сезонов – она впервые прозвучала только в мае 1924, в Париже, где Кусевицкий проводил серию специальных симфонических концертов – композитор с решительной настойчивостью написал 17 сентября 1923 секретарю «Концертов Кусевицкого» в Париже Владимиру Цедербауму: «…этому произведению я придаю значение гораздо большее, чем всем моим многочисленным концертам, вместе исполненным, и считаю, что для меня, а может быть и для русской музыки, чрезвычайно важно, чтобы оно было как можно скорее дано».

Да, «Семеро их» было для Прокофьева именно тем высказыванием, которое должно было поправить пошатнувшийся космос.

А еще – 9 августа 1917 года в Кисловодске Бальмонт написал сонет, посвященный Прокофьеву.

…И ты, забыв себя, но сохранивши светы

Степного ковыля, вспоённого весной,

В мерцаниях мечты, все новой, все иной,

С травинкой поиграл в вопросы и ответы

И, в звук свой заронив поющие приметы,

В ночи играешь в мяч с серебряной луной.

Оцените материал
(6 голосов)
Последнее изменение Суббота, 11 ноября 2017 20:14

Оставить комментарий

Публикуя свой комментарий вы соглашаетесь с обработкой персональных данных.

Аналитика

Индекс цитирования. Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Наш твиттер

В Кисловодском парке установлена воркаут-площадка https://t.co/ymOprpTyhg
Дома-призраки Кисловодска https://t.co/4VEtWsKKk3
В Александровском районе возрождают виноградарство https://t.co/7YNWaYQufe
Follow 26 Масс Медиа on Twitter

Мы в соцсетях

 
Одноклассники
В контакте
Фейсбук
Твиттер
Ютуб
Гугл плюс

© 2017 26massmedia. Все права защищены. Использование материалов возможно на следующих условиях.

ООО "ФАНАТ" ИНН 2628039525 ОГРН 1022601319916
Лицензия СМИ ЭЛ № ФС 77-71067. Название СМИ 26MASSMEDIA, Дата регистрации 27.09.2017